Креационизм и роль эубактериального хлыста в доказательстве теории неснижаемой сложности

Креационизм и роль эубактериального хлыста в доказательстве теории неснижаемой трудности

10 февраля 2010 г.

Креационизм или теология творения — это вера в то, что верховное существо или божество создало человека, Землю и Вселенную. Само мероприятие можно рассматривать либо как акт созидания, творения (ex nihilo) или как выход из предыдущего хаоса («demiurg»).

Многие, кто верят в Творение, считают, что такая вера считается частью религии и, поэтому, отвечает или не трогается научными взглядами; другие думают, что научные данные сочетаются с креационизмом. Приверженцы эволюционного креационизма могут говорить, что они понимают научные механизмы как обычные нюансы всевышнего творения. Стоит еще сказать что, некоторые научно ориентированные верующие понимают Сотворение, описанное в священных книгах, просто как метафору..

Те, кто верит в буквальное творение, часто отвергают некоторые научные взгляды, особенно некоторые теории. Очень часто отвергается доктрина эволюции, а если быть точным макроэволюция и ее результаты для современнейшей эволюционной биологии.

Хотя единая мысль естественного отбора может подходить индивидуальным взглядам, эволюционная идея общего происхождения, благодаря ей люди «случились от низких существ», неприемлема для многих креационистов. Они также отвергают некоторые действующие сейчас научные теории о происхождении Земли, Солнечной системы и происхождения Вселенной. Самая большая доля и активность креационистов сейчас приходится на Соединенные Штаты..

Разумный замысел — это точка зрения, благодаря ей «определенные особенности вселенной и всех живых существ лучше всего поясняются разумной основой, а не неуправляемым процессом, таким как натуральный отбор». Это современная форма классического телеологического аргумента в пользу существования Бога, измененная, во избежание определения природы или личности дизайнера. Его ключевые приверженцы думают, что дизайнер — Бог. Они говорят, что это научная доктрина, и стремятся фундаментально переопределить науку, чтобы принять сверхъестественные объяснения..

Непреодолимая сложность

Система, которая противостоит теории эволюции Дарвина, собой представляет неснижаемую сложность. Майкл Бихи считает, что непростые системы в биологическом мире могут работать исключительно в случае, если все элементы данной системы находятся на собственных местах. Любые действия или удаление элементов неминуемо приведут к коллапсу практичной системы. Неснижаемая непростая система противостоит эволюционному курсу от меньшей к большей трудности организмов и как таковая не может быть результатом постепенных модификаций, вызванных движущими силами эволюции..

Чтобы гарантировать, что идея неснижаемой трудности не остается простым определением, многие последователи креационизма постарались найти варианты в биологическом мире, подтверждающие этот тезис «твёрдыми» доказательствами. Бихи, чтобы ввести теорию в мир науки, применяет разные аналогичности между механизмами, задуманными человеческим разумом, и биологическим миром. Один из подобных примеров — мышеловка. Он может работать исключительно в случае, если все его элементы находятся на собственных местах, тогда как его отдельные части бесполезны, если они не размещены точно в схеме мышеловки..

Подобным образом, мышеловка обязательно имеет несколько практичных, отдельно бесполезных частей, и как таковая ее можно рассматривать как неснижаемо непростую систему. Начав с мышеловки, Бихи дальше аргументирует собственную позицию подобными примерами из биологического мира, говоря, что многие химические системы в действительности являются неснижаемо непростыми..

Бихи считает, что белки во многих биологических структурах являются лишь элементами очень крупных молекул. Как и в случае с мышеловкой, они индивидуально дисфункциональны и обвиняют научные круги в «да». a priori они отвергают возможность присутствия сверхъестественной силы в создании жизни на Земля. Он считает, что это плод плохой логики, которая потом приводит к плохой науке. Он считает теорию разумного замысла не псевдонаучной, а авангардной, как это было с теорией эволюции в девятнадцатом веке..

В последнее время движение за интеллектуальный дизайн увеличилось до научных и образовательных стандартов в нескольких штатах США. Ситуации в Канзасе и Огайо оказали самое большое влияние на широкую публику.

Главное требование последователей теории разумного замысла — возможность обнаружения наличия разумного замысла в непростых биологических системах. В качестве доказательства приводятся разные химические процессы и структуры, отличительные для конкретных организмов. Наиболее известная из цитат — эубактериальный кнут..

Последователи креационистской теории разумного замысла говорят, что готовы предоставить убедительные научные доказательства, свидетельствующие о невозможности влияния эволюции на подобную ??непростую систему, как эубактериальный хлыст. Иначе говоря такая структура не может появиться или быть объяснена теорией эволюции, так как она обладает качествами неснижаемой трудности. Майкл Бихи в собственной книге Черный ящик Дарвина сначала попытался применять кнут, чтобы скомпрометировать теорию эволюции, заявив об открытии научных принципов, которые можно было бы применять в ущерб теории эволюции. Данный принцип именуется «неприводимая сложность»..

С точки зрения Майкла Бихи, бактериальный хлыст — это «молекулярная машина», которая сможет работать, только если все ее элементы находятся на собственных местах. Вариации или смещение структурно-практичных частей хлыста приводит к разрушению всей системы.

Само существование такой организованной системы понимается как явное свидетельство действия сверхъестественной силы или разумного создателя на биологический мир. Протеиновая структура хлыста должна находиться во всей собственной полноте и точной трудности, чтобы хлыст имел активность двигательного аппарата, что тоже должно означать, что универсальный хлыст не может быть собран в процессе эволюции, так как он станет подвергаться негативному отбору как ненужный и нефункциональный. Бехе выразился так: «… натуральный отбор подбирает только среди практичных систем, которые уже работают, тогда как неснижаемо непростая система не способна работать, если все части уже не установлены. Хлыст непреодолимо сложен и по этой причине считается продуктом разумного замысла ».

Заявление, что клеточные машины являются неснижаемо непростыми и как таковые поддерживают теорию дизайна, не останется незамеченным в научных кругах. В литературе появилось очень много откликов и реакций, которые выделили бедность доказательств и поверхностность теории дизайна (Coyne 1996; Miller 1996; Depew 1998; Thornhill and Ussery 2000). Заявление про то, что наука не способна объяснить химическую сложность, быстро утонуло под тяжестью доказательств и фактов, представленных научным сообществом. Все таки, наиболее существенный депозит в защиту теории эволюции связан не с прямым намерением ответить на критику, а с продвижением научных работ по генам и белкам, которые связаны с эубактериальным бичом и прочими клеточными структурами..

Вид — III секреторный аппарат

Патогенные бактерии способны заболевать организмы всевозможными вариантами, одним из которых считается выработка токсинов, которые потом вводятся конкретно в клетку атакованного организма. Попадая вовнутрь, такие токсины могут рушить и рушить клетку, вызывая болезнь, повреждение тканей и в большинстве случаев смерть..

Чтобы выполнять такую ??работу, бактерии, Кроме того, что они вынуждены генерировать определенный токсин, должны также иметь шанс удачно доставлять его через клеточную мембранную ткань к клетке-мишени. Данная функция обеспечивается разными секреторными системами белков.

Секреторная система типа III (TTSS) позволяет грамотрицательным бактериям переносить белки конкретно в цитоплазму клетки (Heuck 1998). Некоторые из белков, применяемых TTSS, являются чрезвычайно опасными молекулами, к примеру группа, именуемая «вирулентные факторы». Такие молекулы несут прямую ответственность за активность некоторых из очень смертоносных существующих бактерий (Buttner and Bonas 2002; Heuck 1998)..

Молекулярные исследования белков в TTSS стали причиной открытию, что они напрямую гомологичны белкам в базальной части бактериального хлыста. Эта гомология распространяется на несколько близкородственных белков, которые обнаружены в двух молекулярных структурах. Опираясь на подобные гомологии, Макнаб (McNab 1999) говорит, что сам хлыст необходимо рассматривать как секреторную систему типа III..

Айзава (2001) отмечает, что две системы состоят из гомологичных белков с общими физико-химическими параметрами. По этой причине ясно, что трансмембранная практичная часть TTSS образовывает комплементарную часть протеиновой структуры в хлысте.

Иначе говоря TTSS делает собственную функцию через ряд белков, которые также считаются важной частью основы хлыста. С эволюционной точки зрения эта связь не удивительна, но считается ожидаемым результатом оппортунистического эволюционного процесса, который стал причиной корректировке 2-ух структур с целью адаптации и создания новых функций. С другой стороны, это невозможно с точки зрения доктрины разумного замысла. Если бы хлыст собой представлял неснижаемо сложный комплекс, уклонение лишь от одной его части привело бы к дисфункции..

TTSS, с другой стороны, прекрасно функционирует, хотя в нем отсутствует большинство деталей, составляющих хлыст. Существование TTSS у большого круга бактерий указывает на то, что маленькая часть «неснижаемо сложного» хлыста может исполнять важные биологические функции. Стало быть, нет никаких оснований считать, что заявление про то, что хлыст должен состоять полностью, чтобы его отдельные части функционировали, нет никаких оснований считать, что это правильно..

Реакция последователей теории неснижаемой трудности приводит всю дискуссию в один безнравственный круг. А конкретно, исследования науки в области молекулярной структуры эубактериального хлыста ничего не могут сказать, кроме как подтверждают теорию неснижаемой трудности, понимая, что в действительности это две неснижаемо непростые системы, а не одна, как неправильно считали сначала..

Сила научного метода заключается, среди прочего, в ограниченном спектре действия. А конкретно, изучается степень соответствия теории фактам, другими словами степень, в которой последние поддерживают определенный тезис или теорию. Это значит действовать в области большей или меньшей допустимости, а не безусловного принятия или отвержения. Это ограничивает науку работой с вопросами, на которые можно дать "существенный" ответ..

Происхождение жизни, а еще ее развитие во времени объяснялись научным методом, другими словами подробным сбором, интерпретацией свидетельств и адаптацией теории в данном отношении. Достижения в области молекулярной биологии принесли много новых открытий, которые существенно изменили некоторые первоначальные взгляды, а если смотреть иначе, предъявили еще более убедительные доказательства общего происхождения всех живых существ на Земля, что тоже считается корнем теории эволюции..

Тогда как креационизм, с другой стороны, берет собственные корни из старых человеческих представлений, связанные не только с верой в Бога, но и с самим образом и впечатлением о Боге. Такие «мемы» помогли восприятию Творца и дали ему человеческое измерение, в котором верующий может посмотреть назад назад и найти смысл собственного существования. Конкретно это антропологическое измерение Бога считается вместе с тем неисчерпаемым источником поверхностного понимания природы и ее проявлений. Многие непревзойденные знания приписываются Божьей воле, пережившей тысячелетия, приходящей к нам в виде остатков человеческого прошлого, культурных реликвий, которые появляются в форме атавизма в самых разных формах, включая сам креационизм..

По материалам Источник

Похожие записи